Родительские запреты – польза и вред: консультация психолога Ирины Млодик

Ирина Млодик о том, как найти баланс в общении с детьми

В этой статье мы берём интервью у Ирины Млодик – кандидата психологических наук, психолога, гештальт-терапевта, автора книг и статей по детской и взрослой практической психологии, авторских обучающих курсов “Детская комната” и “Неспешность и подлинность”.

Мы поговорим о самом важном для каждого родителя – о том, как понять своего ребенка в любом возрасте, как помочь ему стать успешным и счастливым человеком. А ещё о том, как не потерять самого себя в этом сложном и многогранном процессе.

Здравствуйте, Ирина! Вы занимаетесь практической психологией уже 20 лет. Начинали вы с работы с детьми, сейчас ваши основные клиенты – родители. Скажите, как вы нашли своё любимое дело?

В своё время я получила образование по профилю химик-технолог, но в нашей стране наступили такие времена, что я перестала понимать, будет ли теперь кому-то нужна моя специальность. Я решила переехать в Москву и попробовать что-то совершенно новое.

У меня в это время рос восьмилетний сын, который был полной противоположностью меня. Я понимала: чтобы растить этого человека, мне надо научиться его понимать. Эта идея удачно совпала с моим желанием освоить новую профессию – я получила второе высшее образование психолога.

Я не собиралась работать по новой специальности, но в период преддипломной практики попала в детский центр, где не только ближе познакомилась с детьми, но и начала осознавать свою задачу: помочь родителям понять, кто такие их дети, как восстановить шатающиеся или уже разрушенные мосты между старшими и младшими членами семьи. Поначалу я не знала, как подойти к решению этой задачи глобально, но, проработав с детьми в государственном центре 5 лет, написала свою первую книгу «Приобщение к чуду».

В своих более поздних редакциях она стала своего рода пособием для родителей по тому, кто такие дети и чего они хотят. Тогда же я написала эту книгу для себя, думая о том, что большинству родителей книга даст время поразмыслить, вспомнить своё детство. Это не решит всех их проблем, но поможет сформулировать вопросы и идеи, которые уже можно осмысленно обсудить с психологом.

Путь к психологии: кто такие наши дети?

И с какими же вопросами родители приходят к вам чаще всего?

На протяжении моей практики они были самыми разнообразными, но если говорить о том, что наиболее болезненно для родителей сейчас, то можно выделить две основные темы. Первая проблема – дети, которые ничего не хотят: отказываются учиться, заниматься чем-либо вне школы.

Вторая проблема – отсутствие у детей внутренних границ, что проявляется в их повышенной активности и подвижности. Хотя лично я сформулировала бы эту проблему как недостаток родительской власти, которую дети пытаются вызвать своим провоцирующим поведением. Отсутствие опоры и ограничений делает жизнь ребенка очень тяжелой.

Из-за чего возникает этот недостаток родительской власти? Из-за того, что родитель недополучил её в своём детстве, а теперь непроизвольно ведёт себя так по отношению к собственным детям?

Не всегда. Например, родителя вырастили в строгости. Когда у него появляется ребёнок, он может пойти в его воспитании двумя путями: быть строгим родителем (т.е. перекладывать на ребёнка обиду детства) или выбрать противоположную позицию – разрешать ребенку всё. Результат в обоих случаях оказывается идентичным: как я уже говорила, если родитель первоначально не ставит ребёнку границ, тот начинает провоцировать и рано или поздно добивается своего.

Здесь важно понимать, что воспитывать ребенка нужно не по той схеме, которую в свое время выработали наши родители, и не по противоположной ей, а так, как это нужно самому ребенку. Вот вам наглядный пример. Несколько десятилетий назад ни у кого, особенно у детей, не было мобильных телефонов. Теперь они есть у всех, но некоторые родители по-прежнему стараются оградить своих детей от каких-либо электронных устройств.

Ребенок начинает чувствовать себя выключенным из современного сообщества, идет на обман: тайком пользуется устройствами друзей, экономит на обедах в школе, чтобы купить собственный телефон. Лучшее, что может сделать родитель в этой ситуации – разобраться с самим собой, а не стараться навязать ребенку давно устаревшие схемы поведения. Нужно приспособиться к новой реальности.

О плохом поведении, воспитании и взрослении

Ещё одной актуальной для современных родителей проблемой, по вашим словам, являются неусидчивые дети, которые ничего не хотят делать в школе и за её пределами. Что вы советуете родителям таких детей?

Ребёнок может быть неусидчивым по двум основным причинам. Во-первых, из-за нарушения функций нервной системы, что вызывает отсутствие самоконтроля. Здесь может помочь только медицинское вмешательство. Однако я часто задаю родителям вопрос: ребенок со всеми себя так плохо ведет?

Если ответ положительный, то перед нами однозначно медицинский случай, но такое происходит нечасто. В основном я получаю отрицательный ответ – и мы снова сталкиваемся с проблемой взаимодействия ребенка и окружающих его взрослых. Возьмем школу. Есть учителя, которые спокойно и требовательно устанавливают правила, тогда дети им подчиняются.

Но есть те, кто не выдерживает проверку детьми границ допустимого: срывается на крик, тем самым демонстрирует детям своё бессилие. В результате дети начинают вести себя ещё хуже: учитель не смог сразу установить чёткие правила, которым они могли бы следовать. Ребёнок принимает ту позицию, которую ему предлагают.

Некоторые учителя думают, что авторитет должны вручить им дети, но на самом деле он исходит изнутри. К сожалению, если с самим собой родитель разобраться ещё как-то может, то перевоспитать других людей практически невозможно. Можно предложить учителю попытаться разобраться с собой, но что произойдет дальше – уже совсем иной вопрос…

Среди ваших книг есть несколько, посвященных особенностям воспитания мальчиков и девочек. Конечно же, в рамках семьи воспитание должно строиться по-разному. А нужно ли раздельное обучение мальчиков и девочек в школе?

Я не считаю это хорошей идеей. Школа – это не только постижение наук, но и социальное воспитание человека. Мальчик для девочки и девочка для мальчика – другой, незнакомый персонаж; изучить его, его реакции важно для формирования и укрепления нейронных связей в мозгу.

У детей с ранних лет развивается сексуальность, и хотя учителю кажется, что попытки учеников совмещать работу на уроке с наблюдением за мальчиком или девочкой за соседней партой мешает учебе, мозг ребенка в такие моменты развивается особенно ощутимо, ведь он трудится над двумя непростыми задачами одновременно. На мой взгляд, абсолютно нормальными являются школы, где есть разные дети: знакомство и взаимодействие только развивает.

Конечно, если думать только об интеллекте, то формирование классов только из определенным образом отобранных детей может дать больше (в плане постижения той или иной науки), но зачем это нужно? Так мы лишаем ребёнка большего: всем нам придется жить в мире, где есть противоположный пол, где есть несовершенные и особенные люди. Без этого знания невозможно вырастить счастливого человека.

Раз уж мы затронули тему взросления, давайте поговорим с вами о подростках. Вы, наверняка, довольно часто сталкиваетесь с родителями, не понимающими, как правильно выстроить свое поведение с этими внезапно повзрослевшими детьми. Что вы обычно им советуете?

На самом деле ребёнок растет постепенно. Родителю важно замечать эти изменения: появление новых навыков, способностей, рост личной ответственности. В головах матерей есть желание иметь вечно маленького ребёнка. Далеко не все из них готовы к тому, что ребёнок когда-нибудь повзрослеет, покинет родительский дом и заведёт собственную семью.

К счастью, есть подростковый возраст, который позволяет открыть правду. Это кризисное изменение психики, в процессе которого всё происходит довольно резко на протяжении 3-4 лет. В этот период подросток решает 4 психические задачи.

Во-первых, он стремится к сепарации от родителей: отделяет детские модели от взрослых. Этот процесс часто сопровождается агрессией, неприязнью, протестом. И хотя родитель думает, что теряет ребёнка, это абсолютно нормально. Во-вторых, подросток отражает сверстников, через их поведение пытаясь понять себя. Еще одна важная и сложная задача – понимание других людей, что тоже невозможно без общения со сверстниками, ведь родители являются хорошо и давно изученными персонажами их жизни.

Наконец, ребёнок формирует себя в рамках пола: ему нужно хорошо выглядеть, быть принятым в коллективе. Все эти задачи выбрасывают ребёнка из семьи. Кроме того, даже школа в процессе их решения становится всего лишь площадкой для встреч со сверстниками. Родители думают, что теряют ребёнка. И всё, что кажется им разумным в этой ситуации – закручивать гайки и ужесточать требования.

На самом деле важно помнить, что, каким бы трудным ни был подростковый кризис для родителя и детей, ребёнок непременно станет нормальным в свои 18-20 лет, то есть надо просто пережить этот кризис вместе.

О менталитете и конфликтах

Думаю, вы, как и многие, обращали внимание на то, что подростки в Европе и в Америке совсем другие: ведут себя более раскрепощенно, свободно. Чем, на ваш взгляд, это обусловлено?

В Европе и в Америке совсем иначе относятся к человеку и человеческому достоинству. В репликах в адрес детей и подростков совсем нет унижения, оскорбления, одергиваний. Дети растут с ощущением, что они люди, у которых есть права. А нарушить эти права не может никто. К сожалению, в нашей культуре такое уважение к правам пока не заложено.

Рано или поздно заканчивается не только подростковый возраст, но и подходит к концу детство ребёнка. Когда наступает пора выхода ребёнка из семьи, возникает много проблем. Что следует делать родителям и детям в случае возникновения конфликтов?

Сразу хочу сказать, что следует заниматься профилактикой этого момента: отпускать ребёнка постепенно, устраивать «пробные» мероприятия. Также важно благополучие родителя: «синдром пустого гнезда» переживается значительно больнее, если у родителя нет пары, он растил ребёнка один, посвящая ему всю свою жизнь.

Если ребёнок уедет, то не просто изменится привычный ход дел – в жизни образуется чудовищная пустота. Есть мамы, которые, понимая это, вовсе не отпускают своих детей и не позволяют им построить свою жизнь и карьеру. Важно быть в хороших отношениях со своим партнером и воспринимать отъезд ребёнка как возможность реализовать всё то, чего по объективным причинам родители были лишены на протяжении его взросления: путешествия, совместные походы на мероприятия, новые увлечения.

К сожалению, часто пары наоборот разводятся: остаются лицом к лицу друг с другом, понимая, что больше не имеют ничего общего. Но даже если происходит такая ситуация, родитель должен искать альтернативы, а не помещать всего себя в ребёнка, что требуется только в грудном возрасте. Со временем у родителей и ребёнка должны возникать свои собственные жизни. Хотя, конечно, уход ребенка из семьи – это в своем роде горе: ты растишь человека, живёшь с ним, но вдруг понимаешь, что ваша связь закончилась.

Важно отгоревать, отплакать конец детства своего ребёнка, понять, что это не конец, а всего лишь начало нового этапа общения уже со взрослым, самостоятельным человеком, который способен решать бытовые проблемы, путешествовать, заводить собственную семью. Мы, родители, можем теперь только с тревогой наблюдать за ребёнком и удивляться, что он так много может и умеет.

В силах ли ребёнка облегчить процесс адаптации к новому себе своих родителей? Понимать, что это кризис для родителей, поддерживать их фразами: «Я очень тебя люблю, но можно я попробую сам?». Ребёнок должен показывать свое уважение, любовь, чувство благодарности, но проявлять при этом самостоятельность.

Читайте также:  Как перевоспитать избалованного ребенка (как понять что ребенок избалован: признаки и причины)

Совет от эксперта

Какой совет вы могли бы дать в завершение интервью всем нашим читателям?

Я считаю, что лучший вклад в ребёнка – делать всё, чтобы стать счастливым самому. Если мы вложились в собственно счастье, живем хорошей жизнью, знаем сами себя, то нам легче будет видеть ребёнка отдельным, самостоятельным человеком, легче будет ему помогать.

Никому не нужна мама, которая всю себя отдала ребёнку, но которая будет ждать возмещения за это. Важно, чтобы у родителя всегда была возможность наполнять свою жизнь чем-то интересным, хорошим.

Только тогда он будет человеком, которого хочется уважать, на которого хочется быть похожим. И, конечно, только такой человек сможет своевременно отпустить ребенка и продолжить жить наполненной и счастливой жизнью дальше.

Общалась: Валерия Оксиненко — преподаватель по русскому языку в Юниум.

Необходимое и достаточное: психолог Ирина Млодик о проблеме перестимуляции

Капризы, истерики, пассивная агрессия, саботажи, болезни, астения, усталость, явная агрессия… Вы думаете, что у ребенка очередной кризис, а психолог Ирина Млодик утверждает: мы имеем дело с перестимуляцией — серьезной проблемой современного общества.

Ирина Млодик — кандидат психологических наук. Автор книг по детской психологии, психолог и психотерапевт в области детско-родительских отношений.

В основе ее деятельности лежат практические исследования взаимодействия взрослого с ребенком.

Оставьте в покое!

Все вокруг оказывает на нас какое-то действие. Мы расслабляемся там, где все предсказуемо, познано, понятно. В тишине мы успокаиваемся. Однако если находиться в такой обстановке достаточно долго, например, у себя дома, не подключая никаких гаджетов и других источников нового, то в какой-то момент мы почувствуем дискомфорт, постепенно перерастающий в скуку и тоску. Долгое отсутствие новых стимулов, возбуждающих наше сознание и органы чувств, из умиротворения и покоя постепенно переносит нас в зону дискомфорта, недовольства, смутного или явного поиска новых впечатлений.

Нащупать баланс

В силу своего человеческого устройства мы нуждаемся в смене покоя и возбуждения, которое дает стимуляция, в чередовании развития и усваивания того нового, что мы узнали. Идеальный баланс между тем и другим найти непросто. А если представить, что это равновесие должно быть особенным для каждого отдельного человека, каждой отдельной психики, то оказывается, создать условия, в которых чередование будет гармоничным, еще сложнее. Не говоря уже о том, что мы меняемся (дети меняются еще динамичнее), и этот баланс должен меняться вместе с нами.

Часто по каким-то отдельным симптомам бывает трудно понять перестимулирован или недостимулирован ваш ребенок. Да что ребенок, я часто встречаюсь с тем, как взрослые люди не осознают, что с ними происходит. Но в наше время все же чаще встречается перестимуляция.

Какие виды перестимуляции встречаются?

Информационная перестимуляция

Родитель ошибочно часто думает, что гаджеты — основные виновники этого процесса. Но часто родитель даже не замечает того, в какой информационной перегрузке живет ребенок, краем уха слушая телевизор, звучащий фоном, или беседы, которые родители ведут на кухне. Тревожные темы — о политике, войнах, катастрофах, зарплатах, убийствах по соседству, запрещении абортов, сексуальной жизни знакомой или соседки — для ребенка пугающие или непонятные, рождают в нем множество вопросов и тревожных фантазий. Что уж тут говорить о «базовой» нагрузке.

В школе и кружках поток информации, обрушивающийся на ребенка за день, может быть огромен, и не каждый ребенок будет способен успевать обрабатывать и усваивать все то, что он слышит и воспринимает.

Конечно, дети разные, и какой-то сангвинически крепкий, сообразительный, с прекрасной способностью к переключению парень будет легко и с удовольствием перерабатывать тучу информации за день, и жаждать еще. Для него недостимуляция главный враг, ибо такие дети совсем плохо переносят скуку, и если их надолго лишить новых стимулов, то они непременно устроят себе какое-нибудь приключение.

А если это легко возбуждающийся холерик, медленный, инертный флегматик или ранимый, со слабым типом нервной системы меланхолик? Им информационно переполниться очень легко. Им на обработку услышанного нужно значительно больше времени.

Эмоциональная перестимуляция

Обычный городской ребенок вовлечен во множество самых разных коммуникаций. Семья, школа, в которой учителя и дети, персонал, кружки, где тоже дети, взрослые. Задумайтесь, сколько разных коммуникаций и отношений вынужден поддерживать ребенок за один день. Даже если он общается не со всеми в коллективе, он не может их не замечать, не ориентироваться на их реакции и мнения.

Часто дети не хотят идти в школу или в секцию не потому, что им не нравится занятие, а потому что они устают от необходимости быть в отношениях с теми людьми.

Ребенок не знает, как об этом сказать, потому что даже не осознает, от чего именно он устал. Родители при этом пребывают в замешательстве и говорят: «Но она же так любит танцы, почему она не хочет на них идти?».

В родительском сознании часто сама коммуникация не считается нагрузочным занятием. Хотя их самих встречи даже с самыми любимыми друзьями могут быстро утомлять, что, конечно же, естественно. Что говорить об отношениях, в которых дети вынуждены находиться, чтобы получать образовательную или иную другую услугу. Тем более, им часто приходится терпеть полное подчинение, неадекватное отношение, несправедливость, унижение, отвержение без права возмутиться или как-то защитить себя. Необходимость перерабатывать столько чувств и реакций, которые у детей, да и у взрослых рождаются в этих контактах, может приводить также к каким угодно симптомам. Часто соматическая болезнь для ребенка, да и для взрослого – это способ «залечь» дома, лишить себя избыточной стимуляции и переработать все то, что уже было, восстановить силы и стать готовым воспринимать дальнейшую перестимуляцию до очередного соматического срыва.

Сексуальная перестимуляция

Эротические переживания у ребенка возникают с самого младенчества, сейчас это известно практически каждой матери.

Если родители сексуализируют свое семейное пространство, то ребенок может быть избыточно перевозбужден сексуально тогда, когда он еще до этого недостаточно дозрел.

Сексуализация происходит, когда родители не прикрывают свою наготу, спят с ребенком в одной супружеской постели, занимаются при нем сексом, отпускают сальные шутки и комментарии, когда ребенок является свидетелем откровенных сексуальных сцен в жизни или на экране, когда родитель целует ребенка в губы или путает нежность со страстью, когда меняет роли, помещая детей на замещающие позиции, и сын становится как бы маминым мужем, «хозяином» в семье, или дочка начинает выполнять роль жены.

Физическая перестимуляция

Городская жизнь, с ее дорогами, пробками, шумом, толпами в метро, ветром, холодом, снегом также может восприниматься нашим организмом как избыточное воздействие. И поэтому многим из нас регулярно так хочется в тишину, покой, одиночество дач или походов. Мы смиряемся с этой избыточностью, но это не означает, что она не переутомляет нас, тем более наших детей. Потому-то у многих детей летом на дачах, где стимуляция достаточна, а не избыточна, проходят многие неприятные симптомы, которые возобновляются осенью по возвращении в город.

Многие дети просто с ума сходят от шума в школе, от беготни и толкотни других детей. Для них еда в огромной школьной столовой — настоящий кошмар, а уж дорога домой в переполненном метро просто чудовищное испытание.

Но вряд ли они смогут об этом рассказать, некоторые просто будут больше болеть и хуже учиться, на что иной родитель реагирует усилением стимуляции — дополнительные занятия, репетиторы и так далее.

«Наденьте кислородную маску сначала на себя…»

Перестимуляция любого рода может рождать множество симптомов, и, к сожалению, плохо опознается самими взрослыми. Если сам родитель не способен отслеживать собственные процессы, опознавать, устал ли он, от чего именно, или ему, возможно, чего-то не хватает, то что говорить о детях. Без помощи старших они тоже не смогут научиться делать это. Родителю, который сам не умеет фокусироваться на том, что происходит с ним самим, и своему ребенку помочь будет трудно. Он будет называть поведение перестимулированного ребенка чем угодно: блажью, ленью, саботажем, не понимая, что тот бессознательно просто выбирает один из способов, чтобы защититься от избыточной перестимуляции. Потому что если от нее не защититься, то сойти с ума очень легко.

Как вы понимаете, нет единого рецепта и ответа на вопрос: «А сколько будет достаточно моему ребенку?»

Как помочь ребенку стать уверенным: 13 советов от психолога Ирины Млодик

Мы побывали на одной из лекций, организованной благотворительным фондом «В ответе за будущее» в рамках проекта «О детях по-взрослому» и с удовольствием делимся секретами Ирины Млодик, как вырастить уверенного, а значит, успешного человека.

1. Уверенный ребенок – тот, который верит в себя

Веру ребенок может получить:

Из родительской веры

Только родитель, который верит в своего малыша, сможет вселить эту уверенность в него. Беспокоясь за ребенка, мы «уверяем» малыша, что у него ничего не получится. В то время как нужно больше внимания уделять ситуациям, когда ребенок был успешен и справлялся самостоятельно. Не забывайте и себе, и ему напоминать об этих моментах.

Как же он научится, если не будет пробовать? Опыт бывает разный: как положительный, так и отрицательный. Лучше покажите, куда удобнее ставить ножку и как держаться руками. Ведь умеет же он подниматься по обычной лестнице, а когда-то и это препятствие казалось непреодолимым.

Из адекватного отражения, отзеркаливания

Когда поймаете себя в очередной раз на том, что критикуете ребенка, указывая на его неудачи и ошибки, обязательно найдите и положительные моменты. Показывайте ситуацию со всех сторон: минусы и плюсы, акцентируя внимание на том, что он умеет. Если малыш знает о своих успехах и талантах, он всегда может опереться на сильные стороны своей личности, а значит, попросить о помощи в слабых.

2. Уверенный – не значит самодостаточный

Уверенная личность – не та, что никогда не попросит о помощи. Как раз тот, кто способен иногда обратиться за поддержкой, обладает большей уверенностью в себе. Если ребенок будет рассчитывать только на себя, он возьмет непосильную ношу, что приведет к перенапряжению и ошибкам. А для этого нужно знать объективную картину своих возможностей.

Если ему легко даются простые примеры, но при этом он путает буквы – не беда, если он попросит вас помочь.

3. Уверенный ребенок понимает свои возможности, способности, таланты и ограничения

Никто из нас не идеален! И мы не можем делать абсолютно все и на отлично. Поэтому важно донести и до ребенка, что нельзя все уметь. Что-то дано, а к чему-то мы не склонны.

Читайте также:  “Воспитываю, как считаю нужным!” или 5 мифов воспитания

Обращая внимание на способности и развивая возможности ребенка в конкретном деле, вы можете взрастить настоящего специалиста в своей профессии.

Для этого спрашивайте ребенка о его мечтах и желаниях, которые содержат информацию о нем. Именно в фантазиях малыши наиболее близки к своему внутреннему «я», аутентичности (подлинности). Попробуйте составить с ребенком таблицу его возможностей: что он умеет делать, что не умеет, что делает лучше всех, что делает только он.

Мечтала одна девочка стать, например, сантехником, а стала – конфликтологом. Оказывается, сантехник в ее детском понимании был человеком, который может решить любые проблемы. Мечта сбылась!

4. Уверенный ребенок – ребенок, знающий свои права

Уверенный человек, как маленький, так и большой – тот, кто знает свои права. Права – это ощущение собственного достоинства. У кого их нет – по сути, раб, ограниченный в возможностях и действиях.

Лишенный прав и послушный человек – подавлен и не уверен в себе.

5. Уверенным никогда не будет униженный ребенок

Какими бы невинными ни были ваши насмешки и шутки, в ребенке зачастую они вызывают лишь озлобление. Принимая оскорбления за чистую монету, дети испытывают подавленность обесцениванием или вашей позицией покровителя.

Унижая, вы рискуете в будущем получить такое же отношение к себе. Только уважение поможет вашему чаду стать увереннее.

6. Уверенный ребенок – это думающий, размышляющий ребенок, имеющий свою позицию и представления

Чтобы ребенок имел свое мнение и знал, что с ним считаются, надо чаще спрашивать «как ты думаешь», «как ты считаешь», «а как тебе кажется». Таким образом вы не стремитесь взвалить на него ношу взрослых забот, а хотите узнать его позицию, что он думает по тому или иному поводу.

Размышления ему нужны. Пока он маленький, понятно, что окончательное решение за вами, но с каждым годом ему придется принимать все больше самостоятельных решений.

7. Уверенный ребенок знает, чего он хочет

Как часто детское упрямство доводит до отчаяния родителей! Да, это для вас неудобно и не всегда хватает терпения на общение с маленьким упрямцем, но ребенок должен знать, чего хочет. И родителям важно поддержать детский контакт со своими желаниями и возможность сохранить идентичность (осознание себя как личности, индивидуальности).

8. Уверенный ребенок – это не тот, кого контролируют

Прогулки, занятия, еда, игры, просмотр телевизора, чтение – пожалуй, трудно найти уголок в жизни ребенка, который бы не контролировали родители. Взрослые, заботясь, не дают ему «падать», совершая свои ошибки. Опасения родителей понятны, но как же он научится сам контролировать себя? Привыкнув к вашей «подстраховке», малыш не будет уверен в своих силах: не смогу без мамы, не знаю, я маленький.

В данных случаях полезно привлекать папу, дающего крохе больше свободы – а значит, и развивающего опыта.

Поэтому уверенным можно назвать того, кто учится принимать решения, соответствующие его возрасту.

9. Уверенный ребенок – тот, в чьей семье безопасно

Мой дом – моя крепость! Ребенок, имея надежный тыл в лице родных, будет уверен и в себе. Семья – это место, где можно расслабиться, от того там мы и наиболее уязвимы. А если в доме малыш сталкивается с насилием, оскорблениями, агрессивными атаками, неадекватным поведением взрослых, регулярным недовольством, критикой – тут не только веру в себя потеряешь.

Причем важно, когда дети опираются на взрослых, а не наоборот. Например, мамы нередко любят пожаловаться на папу, высказывая малышу все, что думают о супруге.

10. Уверенный ребенок – тот, кого не нагружают не по силам или не по возрасту

Если ребенку приходится делать то, к чему детский организм или психика не готовы, то не всегда он сможет справиться с этим. Казалось бы, родители должны это понимать и принимать. Но на практике то и дело своими поручениями мы вызываем у ребенка чувство неуспешности и тревоги.

Например, мамочки часто просят присмотреть старшего за младшим (поиграть, накормить, погулять), но иногда забывают, что он и сам еще ребенок (при небольшой разнице). А мальчику особенно важно ощущать себя сильным, крепким, уверенным, что он многое может. Не нужно рушить его веру в свои силы.

11. Уверенный ребенок – это точно не тот, кого стыдят, пугают и обвиняют

Не следует родителям забывать, что маленькие дети безоговорочно верят вам и тому, что вы говорите. Поэтому под натиском критики малыш начинает убеждаться, что он такой и есть, плохой. Стыжение, овладевая ребенком, уничижает его, вызывая желание спрятаться. Под страхом обвинений малыш становится напряженным и считает себя глупее, чем на самом деле, не умеет брать ответственность за поступки. В силах папы и мамы помочь ребенку прожить вину, спрашивая о его чувствах и объясняя ситуацию.

А ведь для малыша нет ничего ужаснее! «Теряя» свое место, дом – он теряет себя, ведь ребенок не представляет себя без вас и семьи. Испытывая подобный страх в детстве, человек получит кучу проблем и во взрослой жизни.

12. Уверенный ребенок – тот, кто хорошо умеет говорить «нет», когда считает нужным

Для родителей важно понять, что ребенок имеет право отказаться. Научившись прежде отличать «свое» от «не своего», малыш должен уметь, проявляя агрессию, выдавать отказ. Пусть сначала детские «нет!» мучают лишь вас, но зато вы можете быть уверены, что он в нужный момент сможет решительно отказать другим. Как взрослым, так и детям. Кроме того, он спокойнее будет принимать отказы прочих.

13. Уверенный ребенок – тот, кого принимают таким, как он есть

Что бы ни случилось, даже если он ошибся и не справился с чем-нибудь, ребенок должен понимать, что все равно его любят. Не удалось сейчас, обязательно получится потом. Нельзя «торговать» близостью.

Родительские запреты – польза и вред: консультация психолога Ирины Млодик

Интервью с детским психологом Ириной Млодик


Ирина Млодик – председатель Межрегиональной Ассоциации психологов-практиков «Просто вместе», кандидат психологических наук, сертифицированный гештальт-терапевт, экзистенциальный психотерапевт, опытный детский психолог и автор книг по детской психотерапии. С Ириной мы поговорили о том, как родителям давать свободу своему « внутреннем у ребёнку» и не провоцировать у своих детей появление блоков и комплексов, и в каких случаях следует обращаться к психологу.

– Некоторые родители обожают играть с детьми, а другие, наоборот, всячески этого избегают. Полезно ли родителям играть со своими детьми?

– Родителям играть со своими детьми, конечно, полезно. Но только в том случае, если родители умеют и любят это делать. Скучающий или докучающий своей игрой родитель ребенку не полезен. К тому же, если у родителя есть подсознательное или осознанное желание – поучать или морализаторствовать в процессе игры, то точно лучше оставить этот процесс детям и их друзьям. В игре ребенок развивается и находит способы самотерапии, и она может быть бесценным и полезным времяпрепровождением для ребенка, если ему не мешать, или знать законы детской игры.

– Как родительские проблемы во взаимоотношениях с собственными детьми связаны с не реализованным «внутренним ребёнком»? Кто он — этот «внутренний ребёнок»?

– Мы все когда-то были детьми и получили много разнообразного, хорошо усвоенного нами опыта о взаимодействии взрослых и детей. Наш «внутренний» ребенок – это та часть нашей личности, которая откликается на этот опыт. Именно он, даже в уже весьма взрослом возрасте, может бояться старших и взрослых, бояться их огорчить, разочаровать, может смущаться, быть беззащитным, веселиться или, наоборот, теряться, впадать в зависимость или беспомощность.

Наш недополучивший любовь «внутренний» ребенок может, например, обижаться на собственных детей потому, что они много всего имеют, и их жизнь слишком уж беспечна и хороша. Именно из-за него мы можем впадать в немоту, сжимаем плечи, не можем и слова сказать в защиту наших детей, приходя в школу, разбираться с конфликтом.

– В каких случаях полезно / необходимо обращаться к детскому психологу или психотерапевту? А в каких случаях родителям нужно решать свои внутренние вопросы, как не перепутать источник проблемы?

– Если возраст ребенка до 3 лет, то я зову на консультацию родителей. До 3 лет в подавляющем большинстве случаев симптомы ребенка являются следствием каких-то родительских сложностей либо того, как устроена семейная система в целом. Либо это могут быть сложности одного из родителей.

Но и в более позднем возрасте часто ребенок просто является проявителем симптома семьи. Так что в любом случае, стоит начинать с консультации. И если окажется, что ребенку нужна помощь психолога, чтобы справиться с какими-то его психотравмами или уже организованными вследствие каких-то сложностей особенностями поведения, то тогда консультант предложит помощь психолога и ребенку.

Случаи, когда обращаться стоит: изменившееся поведение ребенка после каких-то событий в его жизни (травматичных или не очень, родители могут недооценивать уровень травматизма какого-то события), регулярные сложности со здоровьем, проблемы в общении, неадекватные реакции на какие-то происшествия, события, сложности со сном, аппетитом, повышенная тревожность или трудности в адаптации к новому.

– В советском детстве родители часто говорили детям: «Это нельзя. Как тебе не стыдно!» и т.д. и т.п. От этого у нынешних взрослых много блоков и комплексов, от которых мы до сих пор избавляемся. Есть ли какие-то простые рекомендации для сегодняшних родителей, как не воспитать измученного комплексами человека?

– Стыдить, пугать, манипулировать – радикальный и быстрый способ управлять ребенком, но не самый позитивный и полезный для его психики. К ребенку можно прислушиваться, к его желаниям и потребностям, с ним можно договариваться, когда это уместно и возможно, и ему можно и стоит ставить твердые границы, когда это необходимо. Если ребенок понимает, что его слышат и учитывают тогда, когда это возможно, то в случаях, когда надо просто послушаться и сделать, как требуют родители, он вполне может это осуществить. Конечно, при условии, что родители умеют быть авторитетными и твердыми.

5 июля Ирине можно будет задать свои вопросы на б лаготворительном лектории «Пять лекций о любви» в Москве, посвященном темам осознанного родительства, развития и воспитания детей, семейных отношений. Время и место проведения Лектория.

Родительские запреты.

И поэтому в нашей культуре есть сейчас такая проблема – что родители, выросшие в большом количестве запретов, теперь иногда думают, что надо ребенку разрешать все, не надо ему ничего запрещать. И это тоже ошибка, потому что это рождает в детях тревогу, беспокойство, иногда полевое поведение – ребенок беспокоится, бегает, он как будто бы не знает, куда себя деть. А иногда это приводит к провокациям – ребенок иногда провоцирует родителя на то, чтобы родитель поставил этот запрет или границу, чтобы понять, что все в порядке, есть кто-то большой и взрослый, кто за мной присматривает, кто решает вопросы, что можно, а что нельзя. Именно поэтому запретов, на мой взгляд, должно быть немного. Они должны быть ясные, четкие и соответствовать традициям и устоям семьи.

Читайте также:  Под маской жертвы. Что делать, если ребенок «бьет на жалость»

Очень часто родители вносят запреты автоматически. Если вот попробовать поговорить о первопричинах, по которым родитель ставит запрет своему ребенку, то на мой взгляд они делятся на две таких больших категории – осознанные запреты и неосознанные запреты.

Что же входит в осознанные запреты? Чаще всего родитель запрещает ребенку тогда, когда хочет его от чего-то защитить. Ему кажется, что если он поставит сейчас запрет, границу – он защитит его от больного горла – если он не дает ребенку мороженого, или защитит его жизнь, запрещая ему переходить на красный свет – это очень логичные и понятные запреты, и логичные понятные причины. Вторая категория осознанных запретов – это когда родитель считает, что, воспитывая ребенка, мы должны ему ставить запреты. Иначе что это за воспитание? Иначе это вседозволенность, безобразие, и ребенок вырастет без ощущения того, что можно, а что нельзя. Еще одна причина, по которой родители запрещают что-то своим детям – это привычка, как я это называю. Вот родителям, когда они были детьми, их родители запрещали что-то делать – и поэтому они теперь это же самое запрещают своим детям, иногда даже не осознавая.

Гораздо сложнее с неосознанными запретами, неосознанными причинами – почему эти запреты родители ставят детям. На первом месте в неосознанных причинах – тот факт, что родитель прячет за этим какие-то свои чувства. Например, он раздражен на ребенка, обижен на ребенка. И тогда, чтобы выразить эту злость, родитель иногда ставит ему запрет. Еще одна категория неосознанных запретов – это когда родитель, например, завидует ребенку. Девочка говорит: «Мам, я хочу еще одно платье!» а у мамы было мало платьев, когда она была маленькой девочкой, и мама говорит: «Нет, ты это не получишь!» это зависть – совершенно нормальное объяснимое чувство, просто важно его осознавать – и что это не имеет отношения к реальной защите ребенка. Еще одна причина неосознанных запретов – тревога родителя. Родитель может быть настолько неуверен, тревожен, ему настолько страшна жизнь, что он готов все запрещать ребенку, на всякий случай – лишь бы с ним ничего не случилось. И для родителя здесь важно понять, что это моя тревога, это я так сильно боюсь жизни, а мой ребенок тут не при чем. Еще одна из неосознанных причин запретов – это желание родителя оставлять ребенка зависимым. Мы не всегда бываем готовы к тому, что ребенок растет, что он уходит от нас, что он все больше проводит времени без нас, и тогда мы запрещаем ему что-то, просто желая оставлять его возле себя, оставлять его зависимым от нас.

К сожалению, большая ошибка родителей – то, что они, запрещая что-то, делают это очень осуждающим тоном. «Как ты не понимаешь! Ты что, не понял?! Как ты мог?!» и так далее, тем самым обвиняя ребенка и стыдя его, что, конечно, не полезно. Потому что поставить запрет – под этим не стоит задача показать ребенку, что он плохой или что он ужасно виноват. Запрет – это просто стоп. Поэтому по возможности в установке запретов и обозначения границ не должно звучать осуждение и тем более стыжение ребенка. Чем лучше вам это удастся – тем легче будет ребенку воспринять этот запрет.

У детей обычно есть три основных реакции на наши запреты. Первая реакция очень естественная – возмущение, раздражение, расстройство, плач, слезы, крик – и это нормальная реакция на запрет. Почему? потому что ребенок чего-то хотел – вы ему говорите НЕТ – и он фрустрирован, потребность фрустрирована – он расстроен. Наша задача как родителей – выдерживать эти его чувства, его эмоции. Вторая детская реакция на постановку запрета – принятие. Они принимают, успокаиваются, говорят: «Хорошо!», и идут заниматься своими делами – и иногда даже как-то расслабляются, потому что в этот момент они поняли, что кто-то следит за их благополучием, кто-то заботится об этом. И третья реакция на запрет – та, которая должна нас насторожить – это манипуляция. Когда ребенок пытается какими-то способами обойти наш запрет, продавить его – мама запретила – пойти к папе подкатить как-то, или к бабушке, пытаться все-таки добиться своего. С одной стороны, попытка ребенка добиться своего – она вполне объяснима, полезна для ребенка – это важный навык – уметь добиваться своего. Но желательно, чтобы ребенок делал это напрямую. Например, пытаться доказать маме, говорить, например: «Мама, мне очень важно пойти погулять с подружкой. Я очень хочу. Что мне надо сделать для этого, чтобы ты мне разрешила?» но когда идет манипулятивная попытка добиться своего – через хныкание, через еще подобные действия – то вот это для нас уже неприятный знак, надо обучать ребенка договариваться.

Дети манипулируют тогда, когда либо взрослые сами манипулируют, и ребенок видит эту модель, либо когда взрослые очень суровые и жесткие, и слишком часто ставят запреты. Тогда у ребенка не остается другого выхода, как начать манипулировать. И поэтому если ваш ребенок манипулирует – то стоит посмотреть на себя внимательно – может, это делаете и вы, или может вы слишком часто говорите ему НЕТ.

Важно поговорить о том, как именно мы ставим запреты нашим детям, как стоит это делать. Первое, что важно – это сказать ребенку «Я запрещаю тебе это делать», и по возможности объяснить причины. Здесь бывает такой нюанс – когда мы запрещаем что-то регулярно – то не надо все время объяснять причины, потому что ребенок их уже прекрасно знает. Вы один раз сказали – этого достаточно. В следующий раз вы просто говорите: «Нет. И ты знаешь, почему нет.» чем запрет четче и проще сформулирован – тем легче он воспринимается ребенком. Объяснение должно быть коротким и ясным. Читать долгие нотации не стоит, потому что ребенок перестает вас слышать, включает «транзит» и думает: «Боже, когда все это закончится…» второй момент – мы это делаем без комментариев насчет его личности, без унижений, без виновачения, без стыжения – нет – это нельзя. Следующий момент – важно уметь выдерживать обратную реакцию ребенка – т.е. когда ребенок расстраивается, плачет, стучит ногами – наша задача – выдержать это. Чтобы это выдержать, важно понимать, что, во-первых, эта реакция естественна для ребенка, во-вторых, разделять ее – да, я понимаю, ты расстроен, тебя это рассердило – это любого рассердило бы и обидело… Тогда ребенку легче воспринять ваш запрет, потому что его чувства приняты, но запрет остается запретом. Как я обычно говорю родителям – не ставьте ту границу, которую вы не готовы выдержать. Т.е. если вы решаете ребенку что-то запретить – вы подумайте до этого. В тот момент, когда вы это произносите – и после – желательно уже не менять своего решения. Менять свое решение можно только в том случае, если ребенок как-то вступил с вами в переговоры, и переговоры закончились успешно. Но просто менять свое решение от того, что ребенок вас продавил, или похныкал, или пошел договорился с кем-то другим – не стоит.

Psy в лицах

Сертифицированный гештальт-терапевт, экзистенциальный психотерапевт, детский психолог, кандидат психологических наук, автор книг по детской психологии и психотерапии.

Родилась в 1966 году на Урале. Первое образование получила в Ленинградском технологическом институте (сейчас СПбГТИ). Закончив институт, недолго работала химиком-технологом: из-за перемен в стране специальность стала невостребованной.

Млодик переехала в Москву и решила получить второе высшее образование, выбрав факультет психологии. Она не планировала становиться детским психологом, но в поисках места для практики устроилась в государственный социально-психологический центр по работе с детьми и подростками. Центр пользовался популярностью у жителей района, работы было много. Млодик приобрела навыки консультирования, диагностики, коррекции, психотерапии, групповой работы, сопровождения в кризисных ситуациях и психологических лагерях. Накопленный опыт использовала для написания кандидатской диссертации, книг, составления лекций, семинаров и обучающих групп.

Скоро она выпустила первую книгу «Приобщение к чуду», которая была благосклонно принята издательством «Питер» и читателями. Это вдохновило писать дальше. Позже появился еще ряд книг для психологов, посвященных детско-родительским отношениям, а также несколько книг для детей — «Метаморфозы родительской любви», «Как строить мосты, а не стены», «Если они смогут встретиться. или твой навигатор по дружбе» и др.

Желая повысить квалификацию, Млодик закончила обучающие программы в экзистенциальном и гештальт-подходах. Она стала больше работать со взрослыми: учителями, родителями и всеми, кто обращался за помощью. Создала два авторских курса: «Детская комната» и «Неспешность и подлинность» . Первый направлен на обучение психологической помощи детям, второй — на долгосрочное консультирование взрослых.

«Я успела поработать химиком-технологом, верстальщиком в газете, сотрудником центра занятости, операционистом-бухгалтером в банке, психологом, преподавателем — рассказывает Ирина. — Я писала статьи, участвовала в программах на радио, была ведущей в телепрограмме «Детские секреты», регулярно организовывала семинары, интенсивы в регионах, выступала на конференциях. Но ничто не доставляет мне столько радости, сколько работа психологом и написание книг. Я искренне благодарна читателям и клиентам за возможность разделить со мной эти счастливые моменты».

Санкт-Петербургский государственный технологический институт, химик-технолог

Международный славянский университет (второе высшее), психолог, преподаватель психологии

Институт психотерапии и клинической психологии, направление экзистенциальной психотерапии

Московский институт гештальта и психодрамы

  • «Неруководство по детской психотерапии или Чудо в детской ладошке»
  • «Книга для неидеальных родителей или Жизнь на свободную тему»
  • «Современные дети и их несовременные родители»
  • «Метаморфозы родительской любви»
  • «Школа и как в ней выжить. Взгляд гуманистического психолога»
  • «Консультирование родителей в детском саду. Возрастные особенности детей»
  • «Пока ты пытался стать богом. Мучительный путь нарцисса»
  • «Там, где тебя еще нет. Психотерапия как освобождение от иллюзий»
  • «Как строить мосты, а не стены. Книга для детей неидеальных родителей»
  • «Девочка на шаре. Когда страдание становится образом жизни»
  • «Приобщение к чуду, или Неруководство по детской психотерапии»
  • «Двое из огромного мира мужчин. Книга для пап и сыновей»
  • «Почти неволшебные превращения. Книга для мам и дочерей»
  • «Если они смогут встретиться. или Твой навигатор по дружбе»
  • «Эти беззащитные подростки»
  • «Семейная терапия. Заметить другого»
  • «Семейная терапия. Благодарность»
  • «Карточный дом. Психотерапевтическая помощь клиентам с пограничными расстройствами»
  • «Пойми меня. Сложные вопросы из жизни маленького Петра Сергеевича»
  • «Жизнь взаймы. Как избавиться от психологической зависимости»

«Детская комната, или Когда мудрость ребенка важнее знания терапевта» – обучающая программа для детских психологов, психотерапевтов, педагогов, родителей

«Неспешность и подлинность» – обучающий курс по экзистенциальной психотерапии

Ссылка на основную публикацию