Почему мамы-эгоистки гарантируют ребенку счастливое будущее

Чтобы ребенок не вырос эгоистом, эгоисткой должна быть мама

Экология познания. Дети: А что, если попробовать перестать жертвовать всем ради детей? Эссе о воспитании!

— Ну вот, — сказала подруга, скептически глянув на попискивающий сверток, туго стянутый голубой ленточкой, — ты и принесла в дом тирана. Пока маленького. Но учти, он будет расти. Так что не тяни, срочно заводи второго. Тогда они «замкнутся» друг на друге и не вырастут совсем уж эгоистами.

Еще не придя в себя от первого, о втором я даже думать не решалась. «Попробую пожить с тираном!» — мысленно сказала себе и по самую макушку окунулась в счастье материнства.

На первых порах мы с «тираном» привыкали друг к другу. Потом учились взаимопониманию. Потом радовались первым достижениям. И все это время меня не уставали стращать сердобольные подруги и соседки: «Погоди, вот вырастет — узнаешь. Вспомнишь, как с рук его не спускала, добалуешь!»

А нам друг с другом становилось все интересней. Я читала всякие умные книжки и бесстрашно опробовала педагогические новинки на Дениске. И за турничок в кроватке он мужественно цеплялся, и ходить стал рано, минуя «ползательный» этап, и зимой босиком по снегу бегал, и в три года первую книжку прочитал.

«Не мамаша, а садистка!» — в открытую возмущались соседки, в очередной раз увидев малыша без шапочки. «Нельзя так растворяться в потомстве!» — выносили вердикт окружающие и с нескрываемым злорадством ждали, когда я начну пожинать горькие педагогические плоды.

В свою очередь, детеныш тоже принялся испытывать маму на прочность, пытаясь определить рамки дозволенного. Какое-то время мне удавалось решать конфликты путем переговоров. Метод, скажем прямо, требующий времени. Отставлялась в сторону недоваренная каша, отодвигалась недомытая посуда и… сочинялась сказка про очередного невежливого зайчика или грязнулю-поросенка.

Но однажды отработанный прием дал сбой. Чадо колотило ногами по полу и, заходясь в истерике, требовало непременно отдать ему на поругание ту «холосенькую» штучку с верхней полки. Мои здравые резоны были отвергнуты, и рев набирал обороты. Первым побуждением было отвесить законный материнский шлепок. Спасаясь от искушения, я встала и вышла, прикрыв за собой дверь.

Минуты две рев нарастал, потом застрял на одной ноте и… перешел в монотонное хныканье. А еще через секунду на пороге возник мой весьма удивленный ребенок: «Чего ты ушла?! Я же тебе плачу!» Его возмущению не было предела. «Нет уж, пожалуйста, плачь себе, если тебе это так нравится. Мне не нравится, вот я и ушла. Люди, если хотят друг друга понять, разговаривают, а не ревут…»

Это была наша первая проба сил. Потенциальный «тиран» понял: необоснованные требования, выраженные в категорической форме, мама не рассматривает. А кричать в пустоту себе дороже. Я же уяснила: как бы ни было жалко захлебывающееся в слезах чадо, иногда надо дать ему возможность поплакать…

Следующей испытательной площадкой был магазин. Мамашки, уже познавшие всю прелесть публичного вымогательства с завываниями и криками: «Купи, жадина!», признавались: это действительно непередаваемые ощущения! Когда Денис подвел меня к самой дорогой машинке и громогласно потребовал: «Мама, купи!», я внутренне напряглась («Вот оно — начинается!»). Потом взяла его за руку и подошла к висящим рядом пальто: «Дениска, купи мне это! Мне так нравится…»

До сих пор вижу перед собой донельзя изумленную мордашку сына: «Мамочка, — почему-то шепотом произнес он, — но ведь у меня нет денег…» — «Ты знаешь, — заговорщицким тоном сказала я, — у меня их тоже нет, так что я останусь пока без нового пальто, а ты — без машинки. Идет?»

Охотно согласившись, сынуля засеменил к выходу. С тех пор во время любых походов за покупками он трогательно интересовался, хватит ли у нас денег на еду, мороженое, игрушки. Да и сейчас, будучи уже подростком, он никогда не затевает материальных разборок. Во-первых, потому что в курсе моих возможностей. Во-вторых, знает: просто так — «из вредности» или в воспитательных целях — я его в карманных деньгах ограничивать не буду. Если не даю, значит, действительно не могу. И мне кажется нормальным, что первые свои деньги, честно заработанные на математической олимпиаде, Денис (по всем законам жанра обязанный быть эгоистом) потратил не на диски или жвачки, а гордо принес маме.

Слушая рассказы своих подруг о том, как их единственные и неповторимые отпрыски ставят ультиматумы и чуть ли не самоубийством грозят в случае отказа в покупке компьютера или новых кроссовок, я думаю: меня минула чаша сия потому, что я никогда не создавала своему ребенку отдельную «детскую» жизнь.

Я вводила сына, насколько позволял его возраст, в курс моих проблем. И не только материальных. Я учила его прислушиваться к душевному состоянию того, кто рядом. Он знал: у мамы может быть плохое настроение из-за неприятностей на работе. Понимал, когда лучше не заводить речь о походе в парк, потому что я должна сдать материал в номер. (А чтобы то, что я делаю, не было для него абстракцией, он с моей подачи сам пытался «издавать» собственный журнал.)

Он никогда не был «центром вселенной», вокруг которого вращались родственники. Но всегда знал, что от него тоже кое-что зависит. Например, если научится готовить обед, сможет все каникулы проводить за городом. (В двенадцать лет сварганить оладьи, поджарить картошку, сварить спагетти и разогреть котлеты для него не проблема! В особых случаях и торт испечь может.)

Если докажет, что хорошо ориентируется в городе, будет ходить в компьютерные клубы, библиотеки и на курсы программистов. Если нет, придется сидеть дома, поскольку мне его возить некогда. Экзамен на «городское ориентирование» сдан с блеском, так что теперь ребеночек иногда подсказывает мне, как куда удобнее добраться.

Что именно мамаши гасят в детях самостоятельность, я убедилась, еще когда Денису было года три. Помню, в парке Горького мы смиренно стояли в очереди и наблюдали одну и ту же картинку. Карусель тормозит, и тут же, как по команде, к ней бросаются мамаши — снять деток, следом другие — посадить. Я, как истинная «садистка» (помните?), отпускаю ребенка одного. Он со знанием дела выбирает «своего» зверя. Карабкается. Соскальзывает. Пытается вновь.

Из последних сил удерживаюсь от того, чтобы не броситься на помощь. Но вот она, маленькая победа! Денис взобрался-таки на свою лошадь и прямо сияет от счастья. «Вы первая, кто пацана не кинулся подсаживать, — раздается над ухом скрипучий голос старика-служителя. — И кого эти мамки себе растят?»

А ведь действительно мы сами растим себе будущие проблемы или радости. «Моему обормоту уже четырнадцать, а он бутерброда себе не сделает, кровать не застелет, пуговицу не пришьет…», — вы наверняка не раз слышали подобное.

А зачем, спрашивается, он все это будет делать, если у матери получается гораздо лучше и она охотно обслуживала его до четырнадцати? Он и в самом деле не понимает, почему что-то должно меняться.

Когда-то я интуитивно догадалась, а теперь почти уверена: чтобы ребенок не вырос эгоистом, надо быть мамой-эгоисткой. Я никогда не «жертвовала всем» ради сына. Более того, не скрывала от него своих слабостей. Четырехлетний Денис твердо знал: утром мама любит поспать. Поэтому он тихо одевался, следовал на кухню, ел печенье с йогуртом и играл один, пока я не выходила из спальни. Сейчас, учась в школе в первую смену, он самостоятельно собирается, завтракает, выгуливает собаку и отправляется на занятия. Мама может спать спокойно!

Кроме того, я никогда не забывала, что мой сын — мужчина. А я — женщина! Пассажиры чуть из окон не вываливались, наблюдая, как пятилетний кавалер подает маме руку, выйдя из автобуса. Гардеробщицы в детском театре просто млели от трогательной сцены: малыш пытается помочь маме надеть пальто.

Сегодня все эти ритуалы этикета для Дениса абсолютно естественны и привычны. Конечно, мне это нравится. Мне вообще нравится мой сын. И я не стесняюсь говорить ему об этом. Он знает, что я всегда готова его понять, выслушать, поддержать. Я в курсе всех его дел и проблем. Он тоже неплохо ориентируется в моих.

Я никогда не стремилась быть для ребенка недоступным идолом — вещающим и приказывающим, карающим и милующим. Или служанкой, готовой исполнить любую прихоть. Мне всегда хотелось быть ему другом. Я не «леплю» его. Не мечтаю, чтобы он «осуществил то, что не удалось мне». Я хочу, чтобы он жил своей жизнью. Интересной ему. А для этого, без муштры и занудства, без принудительного вождения в кружки и на музыку, а исподволь и ненароком я «подсовывала» ему все новые увлечения. Чтобы было как можно больше пищи для ума и возможностей для выбора. «Как тебе удается делать вид, что тебе все это интересно? — спросила однажды подруга. — Мне мой Сашка начинает о своих компьютерах рассказывать, так меня сразу в сон клонит».

Пришлось признаться, что я не понимаю вопроса. Мне действительно интересно! Увлекшись астрономией, мы ночью ходили смотреть в бинокль на звездное небо. «Заболели» кактусами — все свободное время проводили в цветочных магазинах. Вместе клеили аквариум и рыдали над каждой сдохшей рыбкой. Вместе искали нашего сбежавшего беспутного пуделя. Даже вышивали в свое время — и то вместе!

— Что ты делаешь! — поучали меня более старшие и опытные. — Ребенок так за тебя держится, что никакому мужчине рядом не вщемиться. Никогда ты после развода уже свою жизнь не устроишь!

Я так не думала, исподволь приучая Дениса к тому, что у него нет монополии на маму. Он знал: у мамы должна быть личная жизнь. Привык, что я могу прийти поздно, что меня часто куда-нибудь приглашают. Воспринимал он это без энтузиазма. Но теперь шутит, что всю жизнь живет в условиях жесткой конкуренции, поэтому и научился потакать всем моим прихотям. И еще он знает: ему не может быть плохо, если мама счастлива.

— Конечно, — язвят мои неугомонные соседки, — ребенку приходится быть ответственным. Ты ж за ним не смотришь: то боулинг, то спортклуб, то парикмахерская…

Не смотрю! Потому что вовремя научила его самообслуживанию. Не проверяю уроки. Потому что знаю: он их сделает сам и без моих напоминаний. Даже не всегда спрашиваю об оценках. Потому что уверена: в ответ услышу об «урожае» пятерок. И даже не хожу на родительские собрания. Потому что мои представления о воспитании абсолютно не вписываются в школьные догмы.

Я точно знаю, что не буду варить ему ежедневно обеды из трех блюд, не стану стирать носки и не кинусь заутюживать стрелочки на брюках. Мне жалко на это собственных сил и времени. Но я отложу все дела, все свидания, все «горящие» материалы, чтобы почитать с ним стихи, поговорить о любви, о дружбе и о предательстве или просто о том, почему Ирка из параллельного класса пришла сегодня в школу с бордовыми волосами… опубликовано econet.ru

Автор: Наталия Андреева

Читайте также:

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Мама-эгоистка: подарок или наказание для ребенка?

Мать-эгоистка – не звучит, как комплимент. Первая ассоциация – женщина, которая, придя домой с работы, уселась к телевизору с чашкой кофе, а бедный ребенок ест картошку-фри на ужин вместо домашних котлет с пюре. А по выходным она думает о том, как сделать маникюр и почитать новый журнал вместо того, чтобы проверить уроки или погулять с ребенком в парке. В общем, неприятная особа…

4 июля 2019 · Фото: GettyImages

Олеся Гаранина

психолог

А так ли это ужасно, когда молодая мама не забывает о себе и своих интересах? Тут все зависит от пропорции любви к себе. Безответственность и разумный эгоизм – не одно и то же. В первом случае мама не заботится о питании малыша, игнорирует признаки болезней, не следит за сезонностью одежды и т.п. Во втором – она позволяет себе не следовать тенденции с некоторых «мамских форумов», емко выражающейся в одной фразе: «Все, малыш спит, можно и расчесаться…» То есть «правильные» мамы якобы не могут нормально принять душ, поесть, привести себя в порядок. Они должны ночью слушать дыхание младенца, почти не смыкая глаз, а днем служить ему без права на отдых.

Между тем здоровая реальность не соответствует этому распространенному стереотипу. «Хорошесть» мамы не равна ее жертвенности. Важно, чтобы женщине было хорошо в роли матери. А для этого нельзя полностью забывать о себе, то есть проявлять время от времени разумный эгоизм.

Читайте также:  Черты характера новорожденных детей

Это когда мне понятно, что если я буду здорова, в хорошем настроении и полна энергии, то смогу поделиться ей с другими людьми – в первую очередь с близкими. Поэтому нелишне задавать себе вопросы. Например: «Могу ли я сегодня встретиться с друзьями, не будет ли мое плохое настроение мешать нам? Есть ли у меня вообще силы идти куда-то и с кем-то разговаривать? Может мне лучше остаться дома?»

портрет маслом

Кто же такая мама-эгоистка? Это мама, которая:

  • любит себя не меньше, чем своего ребенка;
  • не готова забыть о своих интересах и увлечениях, уйдя в декрет;
  • ищет возможность каждый день делать что-то нужное, полезное и/или приятное для себя;
  • понимает, что отдых так же важен, как и работа. Начинает отдыхать, заметив первые признаки усталости;
  • ленится просто так, почитывая книжку или с маской на лице;
  • умеет (или учится) говорить нет, если ее просят делать то, что ей не нравится; старается договориться и найти компромисс, если делать нужно, но не очень хочется; понимает, что работа и труд – важные части жизни, но не единственные;
  • осознает всю важность встреч с друзьями;
  • согласна с тем, что детям иногда надо поскучать, а быть вместе 24/7 утомительно для всех;
  • знает, что ребенок — это тоже очень большая и очень важная часть, что он изменил ее жизнь навсегда, но в ней так же остается место для нее самой.

откуда родом себялюбцы

Дети-эгоисты – это те, кто не готов мириться с отказом другого и проявлять заботу о нем. Такими они вырастают в семьях, в которых родители скорее спешили удовлетворить потребности ребенка, чем рассказать о собственных чувствах. Вырастая в такой семейной системе, ребенок просто не понимает, что у мамы может что-то болеть, что она может чего-то не хотеть. Для него всегда так: он захотел – мама сделала.

Давая детям все, что они просят, мы не учим любви и заботе. Мы внушаем им, что следует быть потребителями.

Детей не нужно чрезмерно баловать, их нужно учить любить себя, заботиться о себе. Именно этому учит их взрослый, когда говорит: «Нет, стоп, я так не буду, мне это сейчас не подходит, я плохо себя чувствую для таких дел и занятий». Именно так, через заботу о себе, через понимание важности этой заботы, ребенок вырастает с умением понимать, заботиться и любить другого человека.

жертва

Родители, ставящие интересы ребенка выше своих и объясняющие это желанием создать ребенку счастливое детство, действуют примерно так же, как те взрослые, которые дают детям есть столько конфет, сколько последние попросят. Но ведь конфет так много никто не дает, потому что вредность их очевидна. С обеспечением детских потребностей та же самая вредность. Все потребности удовлетворять невозможно. Да и не нужно. Ребенку нормально учиться ждать. А еще ему нужна мама, которая будет учить его любить себя, заботиться о себе и разрешать себе делать то, что нравится, без чувства вины и стыда.

Мама – первый человек, с которого ребенок берет пример. И берет именно с ее поведения, а не слов. И маме, чтобы нормально, полноценно ухаживать за малышом, нужна энергия. Много она сможет дать ребенку, если терпит все из последних сил, если у нее мигрень, давление или сложности на работе, а ребенок хочет играть в жизнерадостную фею-бабочку? Долго мама продержится на морально-волевых качествах?

Заботясь о себе, мама несет радость и счастье в дом, в свою семью и своим детям. А для того, чтобы это счастье нести, маме нужно быть эгоисткой – отказываться от ребенка на какое-то время и ставить свои интересы превыше его.

мамина школа

Мама-эгоистка учит ребенка двум очень важным вещам – уважать себя и свои потребности и замечать их. Такая мама отличается от той, которой и в самом деле нет дела до чувств своего ребенка. Она воспринимает его как досадную помеху, которая мешает ей занимается собой и своими делами.

Жизнь человека, не любящего себя, не обязательно будет грустной и неудачной, но она точно не будет полноценной. Как будто бы ему самому в своей собственной жизни не хватает места. Здоровый и разумный эгоизм позволяет найти свое место и чувствовать себя счастливым. Хотя бы иногда.

«Небесная» мудрость

Помните инструктаж в самолете, который проводят бортпроводники? Сначала мать должна надеть кислородную маску на себя, а потом уже на ребенка. Почему? Ответ ясен – если мать задохнется, некому будет позаботиться о ее малыше. В жизни, конечно, нет такого экстрима, как в полете. Однако маме должно быть более-менее комфортно, тогда и ребенку будет хорошо.

Нет смысла жить ради детей: мамы-эгоистки гарантируют ребенку счастливое будущее

После рождения ребенка жизнь женщины превращается в круглосуточную вахту по уходу за малышом. Хотя муж и родственники уверены, что декрет похож на курорт. Сиди дома, играй с чадом, меняй пеленки, гуляй… А в свободное время можешь убрать, на кухне побыть вдоволь. С такой группой поддержки мама с ребенком забывает, что она в первую очередь женщина, а не сторож и домохозяйка. А посидеть одной в туалете — это, вообще-то, базовое право человека, как и спать с закрытыми глазами.

Процесс воспитания детей

Опытные мамы утешают, что легче станет немного позже. Но когда? С возрастом ребенка ситуация только усугубляется: «Как так? Я отдала тебе лучшие годы, карьерой пожертвовала! Мог бы сказать спасибо, что вырастили». Мать отдает ребенку всю себя, отдает последнее и самое лучшее, а он страдает. Страдает в 5 лет, в 10, в 30… А в очередной ссоре со злобой произносит: «А я и не просил меня рожать!»

Как говорит психолог Михаил Лабковский: «Если смысл вашей жизни в другом человеке, значит, ваша собственная жизнь не имеет смысла». И он прав. Когда ребенок становится центром вселенной, вокруг которого вращаются все родственники, он вырастает настоящим эгоистом. Ему чужды желания других, ведь он — главный!

Что делать? Надо не прекращать жить для себя. Нет, не махнуть рукой на ребенка, как могут подумать многие «правильные» мамы. Надо ценить себя и жить в радость. Это покажется эгоистичным по отношению к ребенку. Но кому нужны твои жертвы? Как показывает практика — никому. А у мам-эгоисток самые счастливые дети.

Речь идет о здоровом эгоизме, о приоритете и ценностях. Все дети — эмпаты, которые умеют считывать эмоции. Если мама умеет радоваться и быть счастливой, дети научатся быть счастливыми. Главная задача родителей — показать ребенку, что жизнь прекрасна!

Идеальных мам не существует. Никогда не получится объять необъятное. Ведь в 90 % случаев ребенку нужна спокойная и адекватная мать. Психологи утверждают: для того чтобы вырастить счастливого ребенка, мать-эгоистка должна соответствовать следующим требованиям.

Как поступает мать-эгоистка

  • Заботится о себе
    Речь идет в первую очередь о базовых потребностях: вовремя пообедать, принять душ и нормально выспаться. Маникюр, парикмахерская, кофе с подружкой — это также необходимо.
  • Умеет просить о помощи
    В первую очередь у мужа. Папа в доме не элемент декора. Он сможет поменять ребенку подгузник, купить продукты, забрать старших детей из школы. Не так страшны лишняя кофточка и шапочка, надетые ребенку бабушкой. Возможно, маме сложно потому, что она никогда не просит, чтобы ей помогли.

  • Иногда включает режим «ленивой мамы»
    Всех дел не переделаешь. Не нужно вычищать квартиру до блеска, падая от усталости. Собирать игрушки по несколько раз в день — также пустая затея. Распредели домашние обязанности среди всех членов семьи, включая детей.
  • Увлекается чем-нибудь
    Одни любят вязать и вышивать, другие находят удаленную работу на несколько часов. Неважно, чем будешь заниматься именно ты, главное, чтобы это тебе нравилось.

  • Не забывает о муже
    Муж также хочет внимания и заботы со стороны женщины. Не обязательно готовить обед из трех блюд, чтобы угодить любимому. Иногда достаточно поговорить, обнять и побыть вдвоем.
  • Не вредит своему здоровью
    Не нужно совершать героические поступки в виде обязательных трехчасовых прогулок, если перед этим была бессонная ночь. Нормальный сон — залог эмоциональной стабильности.

  • Не становится «мамой-извозчиком»
    Ребенку не нужны кружки и секции каждый день, а также всевозможные «развивалки». Выбирая дополнительные занятия, всегда взвешивай, как это повлияет на качество твоей собственной жизни. Возможно, школа английского возле дома ничем не хуже модной, но на другом конце города.
  • Не страдает гиперопекой и не ищет у ребенка болезни
    Благими намерениями вымощена дорога в ад. Парадоксально, но факт: чрезмерная забота о детях в конечном итоге может привести к отсутствию друзей и психическим расстройствам. Во взрослой жизни сверхопекаемые дети не могут наладить личную жизнь, найти работу.
  • Не гасит в детях самостоятельность.
    Никогда не унижай личность ребенка в процессе воспитания. Дай малышу право выбора. В любом возрасте пусть делает то, что ему нравится. Конечно, с маминой помощью получится гораздо лучше. Но помогай только тогда, когда просят.

    Наверняка тебе не хочется рассказывать подругам подобное: «Моему обормоту уже 15, а он бутерброда себе не сделает, кровать не застелет, пуговицу не пришьет…»

  • Не испытывает чувства вины
    Запомни, чувство вины ничего не изменит. Нет смысла страдать, что тебе пришлось выйти на работу, а малыша отдать в садик. Вместо этого старайся по-настоящему быть с ребенком, а не болтать по телефону во время прогулки. Не надо всё время беспокоиться о ребенке, будучи на работе. Ты не только мама, но и коллега, подруга, жена.
  • Один выходной — закон!
    Посвяти хотя бы один день в месяц только себе. Отложи все дела, отвези детей бабушкам и позволь себе делать то, что хочется. Кстати, в такой перезагрузке нуждается каждый взрослый член семьи.

    Психологи утверждают: если женщина посвящает всё свое время ребенку, это очень вредно и даже опасно, в первую очередь для самого ребенка. Ребенок, привыкший, что рядом с ним постоянно находится мама (папа, бабушка, дедушка, любой родитель), полностью вовлеченная в его дела, никогда не будет самостоятельным. Более того, он не научится сопереживать, быть внимательным к другим и замечать их потребности.

    Процесс воспитания и обучения детей не ограничивается модной школой и количеством кружков. Гораздо важнее научить ребенка делать осознанный выбор, научить быть уверенным в себе. Пускай «правильные» мамы считают тебя эгоисткой. Лучше быть такой, чем всю жизнь требовать от ребенка отдачи долгов, которые он не брал и не просил ему давать.

    Конечно, ребенок — это главное. Но у каждой мамы есть граница, которая разделяет ее личное пространство и интересы ребенка. Вопрос только в том, кто и куда эту границу двигает.

    Должны ли дети родителям, если решение завести детей мы принимаем самостоятельно? Не знаю, но, став мамой, ты не перестаешь быть личностью. Твои интересы, твоя личная жизнь и твои мечты не менее важны, чем забота о ребенке. Никогда не забывай об этом.

    Понравилась статья? Покажи ее друзьям в социальных сетях, особенно тем, у кого подрастают дети.

    Как выстраивать отношения с авторитарной матерью, энергетическим вампиром, эгоисткой?

    Здравствуйте! Мне 41 год, живу один, полтора года назад развелся по инициативе жены, есть дочь 4,5 года, вижусь с ней регулярно. Рос в семье, где мама была главной. Все решала она, короче командир или главнокомандующий, как хотите. Отец всю жить вкалывал на заводе инженером, обеспечивал, жили хорошо материально, в достатке. Где-то с подросткового возраста у меня стали появляться мрачные мысли о смерти и самоубийстве. Закончил ВУЗ, Журналистика. Проработал год и оказался в психо-неврологическом диспансере, поставили диагноз неврозоподобная шизофрения, лечили год, затем инвалидность 2 гр. Долгое время не работал. Мать давила на отца, морально и эмоционально его уничтожала. Он умер в 2006 году от рака в возрасте 60 лет. После смерти отца, весь негатив пришелся на меня, типа: ты никому не нужен, никто с тобой жить не будет, ты больной. Я стал работать понемногу корреспондентом в газете для инвалидов. В 2012 году встретил девушку, она здорова, юрист, стали жить вместе. Отношения складывались непросто, дважды меня выгоняла, я возвращался. В 2014 году родилась дочка, радость и счастье для всех. Когда в 2016 году дочка пошла в садик, жена предложила развестись (брак не был официально зарегистрирован). Через год я ушел, живу один, снимаю квартиру в общежитии. С матерью при встрече вспыхивают конфликты, постоянные издевки, изматывающие вопросы, дурацкие советы. Видится с ней не хочется. Раз в неделю привожу к ней дочку, они общаются недолго, потом мать говорит что устала от нас, веди ее домой, надоели типа.

    Читайте также:  Марина Романенко: как воспитывать мальчика и девочку – в чем разница?

    Теперь вопрос: После общения с матерью чувствую себя морально подавленным, как будто энергию всю высосали, дискомфорт психологический. В ее квартире даже находится неприятно, начинает болеть голова, появляется раздражение, хочется побыстрее уйти. Как мне быть? Совсем не видеться с матерью? Иногда, особенно зимой с дочкой некуда пойти, да и она рада всегда внучке (правда недолго). Хочется, чтобы дочка росла нормальным человеком, общалась со своими родственниками, бабушками, моими друзьями. Иногда, когда мать на даче, я ночую в ее квартире, где прожил 34 года. Психологически невозможно находится, опять появляются мрачные мысли, депрессия, мое прежнее состояние возвращается. Есть ощущение присутствия нечистой силы в квартире. Может ли быть такое?

    Сейчас живу один, мне хорошо, спокойно, в квартире чисто и уютно, сам себе готовлю. Стараюсь в свою жизнь никого не впускать, обжегся уже, хватит. Как выстраивать отношения с такой авторитарной матерью, энергетическим вампиром, эгоисткой? Заранее спасибо за ответ.

    Автор вопроса: Павел Возраст: 41

    На вопрос отвечает психолог Гнатюк Людмила Юрьевна.

    Ваше письмо пропитанно осуждением матери и сочувствием к отцу. Но мама – всего лишь человек, которому свойственно ошибаться, как и всем остальным. И то, что в ее характере есть негативные черты ни в коей мере не снижает значимость ее статуса, как Матери. Что же касается отца, то у него был выбор (как и у всех людей) изменить что-то в жизни, но раз он остался с мамой и ничего не менял (а внутри очевидно сильно обижался и считал себя жертвой), то получил “волшебный пендель” в виде болезни, которая тоже дается не спроста. Что бы не происходило с человеком, какие бы кризисы или радости с ним не случались, именно Личность принимает решение, как реагировать и что выбирать. Вы и сами можете найти множество подтверждений тому, что одних болезнь “добивала”, а другие, наоборот, благодаря болезни “просыпались” и меняли свою жизнь.

    Вот и к Вам вопрос, чему Вас пытаются научить через такие отношения с матерью?

    Людям всегда даются посильные испытания, есть информация (и в религии, и в современной литературе) о том, как нужно относиться к родителям, но люди чаще ищут оправдания и прячутся за отговорками, чем делают реальные попытки что-то изменить. Причем заметьте, изменить не в маме/папе, а в себе самом!

    Это именно Ваше восприятие мамы, как эгоистки, вампира, диктатора. Но Вселенная устроена фрактально, следовательно, то, что мы видим в других, есть и в нас))

    Но в своем глазу, как говориться, и бревна не видно.

    Если бы Вы были таким благородным, духовно развитым, любящим человеком, то жена не предлагала бы развестись, от хороших мужей не уходят. Значит Вам есть над чем работать в себе, в своем мировосприятии, а не прятаться за удобную отговорку ” обжегся, хватит”. Потому и обжегся, что неправильно поступал. А закрытое сердце – это мертвая материя, там сколько не сей- ничего не пожнешь. Страх -худший советник, не стоит на него опираться и ограничивать себя, добровольно лишая себя ЖИЗНИ! Ведь только через чувства человек постигает жизнь, а не через рассуждения.

    Предлагаю Вам начать с осознанного контроля над своими мыслями, не допускать в сознание негатива, осуждения, деструктивной критики по отношению к другим людям и к себе.

    Старайтесь быть максимально честным в выражении своих чувств к маме, да и ко всем остальным. Если чувствуете, что Вас захватывает негатив, не доводите его до апогея, выразите свое чувство, через “прости”. Например, “прости, но я сейчас очень злюсь/мне обидно/ я раздражаюсь/ мне больно и т.п., поэтому давай поговорим завтра”.

    Основное правило поведения в конфликтных и неприятных ситуациях заключается в том, чтобы говорить от себя, а не в претензии к собеседнику. Т.е. это “я раздражаюсь”, а не “ты меня бесишь”. Поскольку любое чувство исходящее от Вас – это Ваша ответственность. Ведь не в годах, а именно в умении контролировать, отслеживать, предупреждать эмоциии и заключается зрелость человека.

    Еще хочу порекомендовать Вам прочитать книги Анастасии Новых “Сэнсэй. Исконный Шамбалы”, они помогают раскрыть в себе духовный потенциал.

    Не нужно заставлять себя общаться с мамой, если Вам так плохо рядом с ней, то будьте честны и не врите себе ни в мыслях, ни на словах, ни в поступках.

    Часто именно отдаление, пауза в отношениях дают толчек для перемен. Попробуйте не общаться, а когда ИСКРЕННЕ соскучитесь (а не отговорки “ради ребенка”), вот тогда и придите к ней, и в этом состоянии, совсем другие слова и ощущения появляются, может и дозреете до того, чтоб попросить у нее прощения за свою глупость (обижается ведь кто: мудрый или глупый?). Можете попробовать написать маме письма, выписывая все свои чувства, а потом напишите себе ответ от нее. Может с первого раза не получиться, но что называется, кто стучится, тому откроют. Поэтому здесь, как и во всем важно быть последовательным и ДЕЛАТЬ, а не просто говорить.

    Пробуйте, у Вас есть все шансы изменить свою жизнь!

    Ребенок-эгоист и что с этим делать?

    Сегодня во многих семьях царит настоящий культ детей. Родительская любовь настолько безмерна, что граничит с жертвенностью. Маленькие принцы или принцессы возводятся на трон, все их желания удовлетворяются как по мановению волшебной палочки.

    По мере того как растут детские запросы, растет и эгоизм малыша. Его проявления особенно болезненны для любящих родителей. Отдавая ребенку самое лучшее, они надеются, что повзрослев, он будет относиться к ним с такой же нежностью и заботой. Но эгоизм и любовь понятия несовместимые. Столкнувшись с негативным отношением в свой адрес, родители начинают задаваться вопросом: «Что делать, если ребенок растет эгоистом?»

    Признаки детского эгоизма

    От 0 до 3-х лет

    Психологи считают, что до трехлетнего возраста малыш отличается естественным эгоизмом, связанным с удовлетворением насущных потребностей. Чтобы он ни требовал, он имеет на это право. Например, грудничок плачет просто потому, что хочет есть, а не потому, что обижен на маму, которая не успела приготовить еду; отнимает игрушку не с целью обладания, а потому что она яркая и красивая.

    От 3 до 7 лет

    Это время первых ростков нездорового эгоизма. Ребенок начинает осознавать себя как личность, поэтому способен дуться, демонстрировать недовольство, вести себя агрессивно. Он понимает, что окружающих можно использовать для получения желаемого. Если сын или дочка растут эгоистами, в дошкольном возрасте это проявляется неадекватной реакцией на запреты: слезами, истерикой, обидами. Когда такое поведения становится нормой, пора задуматься, как перевоспитать маленького эгоиста.

    Школьники и подростки

    Если родители не пытались исправить эгоистические наклонности в раннем возрасте, после семи лет они приобретают устойчивую форму. Взрослые сталкиваются с пренебрежением, манипуляциями и грубостью в свой адрес. Например, школьник отказывается делать уроки, если мама не купит телефон, как у Эдика, или одежду, как у Саши. Такие же качества ребенок демонстрирует по отношению к сверстникам. Подростки могут проявлять девиантное поведение: если не получают желаемую вещь по-хорошему, могут отобрать или украсть.

    Почему дети растут эгоистами

    Особенности поведения не наследуются человеком в готовом виде: генетически передаются только «предпосылки» характера, в частности, особенности темперамента. Эгоистом ребенка растят сами родители, порой, не осознавая порочность своего воспитания. Перечислим типичные ошибки и ситуации, приводящие к развитию детского эгоизма.

    Чрезмерная забота

    Хроническая опека лишает ребенка возможности стать самостоятельным. С 2-3 лет малыш в состоянии многое делать самостоятельно, например, кушать, мыть руки, одеваться, помогать убирать игрушки и пр. Но некоторые мамы и папы не стремятся развивать в ребенке полезные навыки самообслуживания, продолжая кормить его с ложечки и водить за ручку чуть ли не до школы.

    В результате мы наблюдаем картину, когда мама завязывает первокласснику шнурки, несет за него портфель и вдобавок делает уроки. Такое воспитание растит зависимых, эгоистичных, инфантильных личностей, которым придется нелегко во взрослой жизни.

    Излишняя опека часто возникает, когда малыш достался семье с большим трудом, например, после долгого лечения от бесплодия. Подсознательно боясь потерять долгожданного ребенка, родственники сдувают с него пылинки, чтобы он чувствовал себя комфортно.

    В таких случаях родителям нужно перевоспитывать не ребенка, а в первую очередь, самих себя. Нужно делать различие между любовью и гиперопекой. Если вы не перестанете баловать малыша и потакать всем его желаниям, с большой вероятностью из него вырастет законченный эгоист. Любящая мама – не та, которая все разрешает, а та, кто хочет воспитать доброго и заботливого человека, не равнодушного к нуждам ближнего.

    Психологи советуют мамам и папам, которые «растворяются» в своих детях, найти себе дополнительный интерес, любимое хобби, чтобы снизить градус гиперопеки.

    Дефицит безусловной любви

    Дети необыкновенно чувствительны к нежности, ласке, эмоциональному контакту. Если взрослые сдержанно проявляют свои чувства или редко общаются с ними по причине сильной занятости, они страдают из-за недостатка любви. Ребенок просто не понимает, как нужно любить, поэтому растет эгоистом.

    Ты мне – я тебе

    Когда взрослые искусственно стимулируют хорошее поведение ребенка, они закладывают мину замедленного действия. Подкупая несозревшую личность сладостями, подарками или деньгами, вы формируете эгоистичную модель поведения, приучаете его вести себя примерно лишь тогда, когда это выгодно.

    Влияние окружения

    Дети очень восприимчивы к внешнему информационному воздействию. К сожалению, современная школа не ставит задачей воспитать в подрастающем поколении такие качества, как доброта, участие, сострадание. В средствах массовой информации все чаще пропагандируются собственнические интересы. Детские мультфильмы и компьютерные игры содержат сцены насилия, агрессии. Если взрослые не будут фильтровать негативную информацию, дети будут расти на нежелательных примерах.

    Что делать, чтобы перевоспитать ребенка

    Родители должны понимать, что культивировать альтруизм в малыше следует с самого рождения. Довольно трудно определить ту возрастную планку, когда он начинает осознавать себя как личность, а значит, может проявить эгоистические наклонности. Психологи советуют не ждать, когда детский эгоизм заявит о себе слезами и истериками, а предотвратить подобные проявления в корне.

    Если же появились неутешительные признаки того, что ваше чадо растет эгоистом, придется приложить немало усилий, чтобы его перевоспитать.

    Естественным образом эгоизм устраняется в детских коллективах. Посещая детсад, ребенок учится уважать запросы сверстников, понимает, что он – не центр вселенной. Однако встречаются случаи, когда в садике дети ведут себя примерно, но приходя домой, начинаю командовать и «строить» взрослых. Если такое происходит, родители должны изменить модель воспитания. Чтобы исправить маленького эгоиста, психологи советуют придерживаться следующих рекомендаций:

    • Приучайте ребенка к посильному труду, например, попросите, убрать игрушки, поднести легкую сумочку, сложить одежду и т. д. Маленькие дети с удовольствием выполняют такие просьбы, дорожа доверием взрослых. Требуйте только то, что он умеет. Если ребенок не обучен завязывать шнурки, сначала покажите, как это делать, и лишь затем требуйте выполнения. Сказать «Боже мой, какой ты неумеха!», и завязать самому – это неправильно.

    • Научитесь говорить «нельзя». Как бы ни сжималось ваше сердце от детского плача, постарайтесь проявить твердость. Скажите спокойным голосом: «Сейчас мама не может купить эту игрушку, но ты обязательно получишь ее на день рождения». С другой стороны, постоянно говорить «нет» ребенку тоже неверно. Нужно найти разумный баланс между тем, что необходимо и тем, от чего можно отказаться. Главное – показать малышу, что вы не будете моментально исполнять все его капризы.
    • Не захваливайте ребенка сверх всякой меры. Адекватно оценивайте его способности. Если он нарисовал красивую картинку, скажите: «Ты сегодня постарался, но если потренируешься, сможет еще лучше». Однако те поступки, которые демонстрируют доброе отношение к окружающим, должны быть оценены по достоинству.
    • Если вы не хотите столкнуться с ситуацией, когда ребенок растет эгоистом, не сравнивайте его со сверстниками. Утверждение: «Ты лучше всех!» зародит в нем ростки самовлюбленности, а выражение: «У тебя получилось хуже всех» снизит самооценку и вызовет ненависть к окружающим. Конечно, нужно похвалить за несомненный успех, но при этом стоит отметить, что у Маши (Коли, Вадика) получилось тоже неплохо.
    • Не давайте понять ребенку, что вы отдаете ему «лучший кусочек», «все самое вкусненькое». Даже последним и вкусным следует делиться с друзьями. Такая позиция приучает к равенству и способствует развитию эмпатии.

    • Расспрашивая ребенка о событиях прошедшего дня, интересуйтесь не только его жизнью, но и тем, что делали его знакомые. Если кто-то заболел, спросите: «А ты узнал, как Ваня себя чувствует, не нужна ли ему твоя помощь?»
    • Сделайте собственную подборку мультфильмов, фильмов, книг и развивающих игр, которые показывают пользу взаимовыручки, учат дружить и уважать взрослых. Если же ребенок смотрит ТВ-передачи, акцентируйте внимание на тех моментах, которые проповедуют добро и справедливость. Необходимо подчеркивать альтруистические черты у литературных персонажей и киногероев.
    • Никогда не выясняйте отношения, не ругайтесь с членами семьи в присутствии ребенка. Конечно, порой трудно сдержать эмоции, но подумайте, какой пример вы подаете малышу. Увидев, как вы кричите на папу или бабушку, он не будет доискиваться причины, а просто скопирует ваше поведение.
    • Родители, бабушки и дедушки должны стать примером для подражания. Ребенок лучше любого детектора лжи чувствует ваши истинные намерения к окружающим. Если в семье проповедуются корыстные интересы и безразличие к окружающим, не стоит удивляться, что младшее поколение растет эгоистами.
    • Заведите питомца.
    Читайте также:  Как наше детство влияет на будущую жизнь. 12 фактов из детства

    Дети, как правило, искренне любят домашнюю живность: собак, кошек, морских свинок, хомячков, птичек, рыбок. Не пренебрегайте этой возможностью научить их заботиться о братьях наших меньших. Подростки могут взять на себя обязанности гулять с собакой, кормить питомцев. Они обязательно почувствуют, что животные очень привязываются к хозяевам.

    Воспитание антиэгоистических свойств проходит тем болезненнее, чем взрослее человек. Процесс превращения сформировавшегося эгоиста в искреннего, доброжелательного человека длителен и труден. Следует подготовиться к тому, что подросток будет сопротивляться. Ребенок начнет меняться, только если оба родителя будут сохранять разумную настойчивость.

    В целом подход к подросткам тот же, что и для малышей, но следует проговаривать и объяснять каждое действие. Дети 21 века более изолированы от социума, они меньше гуляют, живое общение заменяют интернет перепиской и соцсетями. Учителя и воспитатели замечают, что современная молодежь более эгоистична в силу внешних социальных условий, поэтому проблема актуальна как никогда.

    Почему мамы-эгоистки гарантируют ребенку счастливое будущее

    – Ну вот, – сказала подруга, скептически глянув на попискивающий сверток, туго стянутый голубой ленточкой, – ты и принесла в дом тирана. Пока маленького. Но учти, он будет расти. Так что не тяни, срочно заводи второго. Тогда они «замкнутся» друг на друге и не вырастут совсем уж эгоистами.

    Еще не придя в себя от первого, о втором я даже думать не решалась. «Попробую пожить с тираном!» – мысленно оказала себе и по самую макушку окунулась в счастье материнства.

    На первых порах мы с «тираном» привыкали друг к другу. Потом учились взаимопониманию. Потом радовались первым достижениям. И все это время меня не уставали стращать сердобольные подруги и соседки: «Погоди, вот вырастет – узнаешь. Вспомнишь, как с рук его не спускала, добалуешь!» А нам друг с другом становилось все интересней. Я читала всякие умные книжки и бесстрашно опробовала педагогические новинки на Дениске. И за турничок в кроватке он мужественно цеплялся, и ходить стал рано, минуя «ползательный» этап, и зимой босиком по снегу бегал, и в три года первую книжку прочитал. «Не мамаша, а садистка!» – в открытую возмущались соседки, в очередной раз увидев малыша без шапочки. «Нельзя так растворяться в потомстве!» – выносили вердикт окружающие и с нескрываемым злорадством ждали, когда я начну пожинать горькие педагогические плоды.

    В свою очередь, детеныш тоже принялся испытывать маму на прочность, пытаясь определить рамки дозволенного. Какое-то время мне удавалось решать конфликты путем переговоров. Метод, скажем прямо, требующий времени. Отставлялась в сторону недоваренная каша, отодвигалась недомытая посуда и. сочинялась сказка про очередного невежливого зайчика или грязнулю поросенка. Но однажды отработанный прием дал сбой. Чадо колотило ногами по полу и, заходясь в истерике, требовало непременно отдать ему на поругание ту «холосенькую» штучку с верхней полки. Мои здравые резоны были отвергнуты, и рев набирал обороты. Первым побуждением было отвесить законный материнский шлепок. Спасаясь от искушения, я встала и вышла, прикрыв за собой дверь. Минуты две рев нарастал, потом застрял на одной ноте и. перешел в монотонное хныканье. А еще через секунду на пороге возник мой весьма удивленный ребенок: «Чего ты ушла?! Я же тебе плачу!». Его возмущению не было предела. «Нет уж, пожалуйста, плачь себе, если тебе это так нравится. Мне не нравится, вот я и ушла. Люди, если хотят друг друга понять, разговаривают, а не ревут. »

    Это была наша первая проба сил. Потенциальный «тиран» понял: необоснованные требования, выраженные в категорической форме, мама не рассматривает. А кричать в пустоту себе дороже. Я же уяснила: как бы ни было жалко захлебывающееся в слезах чадо, иногда надо дать ему возможность поплакать.

    Следующей испытательной площадкой был магазин. Мамашки, уже познавшие всю прелесть публичного вымогательства с завываниями и криками: «Купи, жадина!», признавались: это действительно непередаваемые ощущения! Когда Денис подвел меня к самой дорогой машинке и громогласно потребовал: «Мама, купи!» – я внутренне напряглась («Вот оно – начинается!»). Потом взяла его за руку и подошла к висящим рядом пальто: «Дениска, купи мне это! Мне так нравится. »

    До сих пор вижу перед собой донельзя изумленную мордашку сына: «Мамочка, – почему-то шепотом произнес он, – но ведь у меня нет денег. ». – «Ты знаешь, – заговорщицким тоном сказала я, – у меня их тоже нет, так что я останусь пока без нового пальто, а ты – без машинки. Идет?»

    Охотно согласившись, сынуля засеменил к выходу. С тех пор во время любых походов за покупками он трогательно интересовался, хватит ли у нас денег на еду, мороженое, игрушки. Да и сейчас, будучи уже подростком, он никогда не затевает материальных разборок. Во-первых, потому, что в курсе моих возможностей. Во-вторых, знает: просто так – «из вредности» или в воспитательных целях – я его в карманных деньгах ограничивать не буду. Если не даю, значит, действительно не могу. И мне кажется нормальным, что первые свои деньги, честно заработанные на математической олимпиаде, Денис (по всем законам жанра обязанный быть эгоистом) потратил не на диски или жвачки, а гордо принес маме.

    Слушая рассказы своих подруг о том, как их единственные и неповторимые отпрыски ставят ультиматумы и чуть ли не самоубийством грозят в случае отказа в покупке компьютера или новых кроссовок, я думаю: меня минула чаша сия потому, что я никогда не создавала своему ребенку отдельную «детскую» жизнь. Я вводила сына, насколько позволял его возраст, в курс моих проблем. И не только материальных. Я учила его прислушиваться к душевному состоянию того, кто рядом. Он знал: у мамы может быть плохое настроение из-за неприятностей на работе. Понимал, когда лучше не заводить речь о походе в парк, потому что я должна сдать материал в номер. (А чтобы то, что я делаю, не было для него абстракцией, он с моей подачи сам пытался «издавать» собственный журнал.)

    Он никогда не был «центром вселенной», вокруг которого вращались родственники. Но всегда знал, что от него тоже кое-что зависит. Например, если научится готовить обед, сможет все каникулы проводить за городом. (В двенадцать лет сварганить оладьи, поджарить картошку, сварить спагетти и разогреть котлеты для него – не проблема! В особых случаях и торт испечь может). Если докажет, что хорошо ориентируется в городе, будет ходить в компьютерные клубы, библиотеки и на курсы программистов. Если нет, придется сидеть дома, поскольку мне его возить некогда. Экзамен на «городское ориентирование» сдан с блеском, так что теперь ребеночек иногда подсказывает мне, как куда удобнее добраться.

    Что именно мамаши гасят в детях самостоятельность, я убедилась, еще когда Денису было года три. Помню, в парке Горького мы смиренно стояли в очереди и наблюдали одну и ту же картинку. Карусель тормозит, и тут же, как по команде, к ней бросаются мамаши – снять деток, следом другие – посадить. Я, как истинная «садистка» (помните?), отпускаю ребенка одного. Он со знанием дела выбирает «своего» зверя. Карабкается. Соскальзывает. Пытается вновь. Из последних сил удерживаюсь от того, чтобы не броситься на помощь. Но вот она, маленькая победа! Денис взобрался-таки на свою лошадь и прямо сияет от счастья. «Вы первая, кто пацана не кинулся подсаживать, – раздается над ухом скрипучий голос старика служителя. – И кого эти мамки себе растят?»

    А ведь действительно мы сами растим себе будущие проблемы или радости. «Моему обормоту уже четырнадцать, а он бутерброда себе не сделает, кровать не застелет, пуговицу не пришьет. » – вы наверняка не раз слышали подобное.

    А зачем, спрашивается, он все это будет делать, если у матери получается гораздо лучше и она охотно обслуживала его до четырнадцати? Он и в самом деле не понимает, почему что-то должно меняться.

    Когда-то я интуитивно догадалась, а теперь почти уверена: чтобы ребенок не вырос эгоистом, надо быть мамой-эгоисткой. Я никогда не «жертвовала всем» ради сына. Более того, не скрывала от него своих слабостей. Четырехлетний Денис твердо знал: утром мама любит поспать. Поэтому он тихо одевался, следовал на кухню, ел печенье с йогуртом и играл один, пока я не выходила из спальни. Сейчас, учась в школе в первую смену, он самостоятельно собирается, завтракает, выгуливает собаку и отправляется на занятия. Мама может спать спокойно!

    Кроме того, я никогда не забывала, что мой сын – мужчина. А я – женщина! Пассажиры чуть из окон не вываливались, наблюдая, как пятилетний кавалер подает маме руку, выйдя из автобуса. Гардеробщицы в детском театре просто млели от трогательной сцены: малыш пытается помочь маме надеть пальто. Сегодня все эти ритуалы этикета для Дениса абсолютно естественны и привычны. Конечно, мне это нравится. Мне вообще нравится мой сын. И я не стесняюсь говорить ему об этом. Он знает, что я всегда готова его понять, выслушать, поддержать. Я в курсе всех его дел и проблем. Он тоже неплохо ориентируется в моих. Я никогда не стремилась быть для ребенка недоступным идолом – вещающим и приказывающим, карающим и милующим. Или служанкой, готовой исполнить любую прихоть. Мне всегда хотелось быть ему другом, Я не «леплю» его. Не мечтаю, чтобы он «осуществил то, что не удалось мне». Я хочу, чтобы он жил своей жизнью. Интересной ему. А для этого, без муштры и занудства, без принудительного вождения в кружки и на музыку, а исподволь и ненароком я «подсовывала» ему все новые увлечения. Чтобы было как можно больше пищи для ума и возможностей для выбора. «Как тебе удается делать вид, что тебе все это интересно? – спросила однажды подруга. – Мне мой Сашка начинает о своих компьютерах рассказывать, так меня сразу в сон клонит».

    Пришлось признаться, что я не понимаю вопроса. Мне действительно интересно! Увлекшись астрономией, мы ночью ходили смотреть в бинокль на звездное небо. «Заболели» кактусами – все свободное время проводили в цветочных магазинах. Вместе клеили аквариум и рыдали над каждой сдохшей рыбкой. Вместе искали нашего сбежавшего беспутного пуделя. Даже вышивали в свое время – и то вместе!

    – Что ты делаешь! – поучали меня более старшие и опытные. – Ребенок так за тебя держится, что никакому мужчине рядом не вщемиться. Никогда ты после развода уже свою жизнь не устроишь!

    Я так не думала, исподволь приучая Дениса к тому, что у него нет монополии на маму. Он знал: у мамы должна быть личная жизнь. Привык, что я могу прийти поздно, что меня часто куда-нибудь приглашают. Воспринимал он это без энтузиазма. Но теперь шутит, что всю жизнь живет в условиях жесткой конкуренции, поэтому и научился потакать всем моим прихотям. И еще он знает: ему не может быть плохо, если мама счастлива.

    – Конечно, – язвят мои неугомонные соседки, – ребенку приходится быть ответственным. Ты ж за ним не смотришь: то боулинг, то спортклуб, то парикмахерская.

    Не смотрю! Потому что вовремя научила его самообслуживанию. Не проверяю уроки. Потому что знаю: он их сделает сам и без моих напоминаний. Даже не всегда спрашиваю об оценках. Потому что уверена: в ответ услышу об «урожае» пятерок. И даже не хожу на родительские собрания. Потому что мои представления о воспитании абсолютно не вписываются в школьные догмы. Я точно знаю, что не буду варить ему ежедневно обеды из трех блюд, не стану стирать носки и не кинусь заутюживать стрелочки на брюках. Мне жалко на это собственных сил и времени. Но я отложу все дела, все свидания, все «горящие» материалы, чтобы почитать с ним стихи, поговорить о любви, о дружбе и о предательстве или просто о том, почему Ирка из параллельного класса пришла сегодня в школу с бордовыми волосами.

  • Ссылка на основную публикацию